Война с
Французами и
Индейцами
1758 год

Форт Фронтенак, 27 августа 1758 года.[1]

После неудачной атаки на форт Кариллон в британской армии Аберкромби царило уныние. Неумелое командование и значительные потери перед лицом численно уступающего противника, а также поспешное отступление подорвали боевой дух. Многие союзники индейцы отвернулись от англо-американцев.[2] Армии требовалась звучная победа для восстановления способности сражаться.

Еще перед началом наступления на Тикондерогу был утвержден план последующей операции против форта Фронтенак. По некоторым данным идея принадлежала лейтенант-колонэлу Джону Брэдстриту[3] и была предложена еще главнокомандующему британскими войсками в Северной Америке лорду Лаудону. Лорд ее поддержал, но осуществить не успел, так как был смещен. Его приемник – Аберкромби – отнесся к плану холодно, но заместитель главнокомандующего лорд Хоу убедил его в значимости захвата этого укрепления.

Форт Фронтенак [Frontenac], известный также под индейским именем Катаракай [Cataraqui], располагался на северо-восточном берегу озера Онтарио. К средине XVIII столетия форт стал практически легендарным местом. Его история началась в 1673 году, когда генерал-губернатор Новой Франции Луи де Буаде граф де Фронтенак [Louis de Buade Comte de Frontenac] выбрал место строительства базы для продвижения на запад. Будучи первым из целой серии фортов на берегах Великих Озер, Фронтенак был заложен с большой помпой - губернатор пытался произвести впечатление на индейцев. Но время шло и он перестал быть форпостом французской экспансии. Его место заняли новые укрепления – форты Мичилимакинак [Michilimackinac], Ниагара [Niagara] и Детройт [Detroit]. К 1750-ым годам из передового военного укрепления он превратился в крупную базу снабжения и порт. Тем не менее, его имя было широко известно как в Америке, так и в Европе, и имело для французов символическое значение.

После неудачи при Кариллоне Брэдстрит вновь предложил провести эту операцию для укрепления боевого духа армии. Многие высшие офицеры с настороженностью отнеслись к новой экспедиции, столь скорой после поражения. Однако, второстепенное тактическое значение форта предполагало наличие в нем не слишком сильного гарнизона, а его значимость и известность в случае успеха сулили большие дивиденды. Решение было выставлено на голосование и, тем не менее, получило единодушную поддержку.

13 июля генерал Аберкромби отправил части Нью-Йоркского, Нью-Джерсийского, Род-Айлендского полков и Массачусетского полка Доти, отделение Королевской Артиллерии и лодочников к Скинектади [Schenectady]. Там они соединились с Массачусетским полком Уильяма, двумя ротами Нью-Йоркского полка, ротой рейнджеров и двумя регулярными Независимыми Нью-Йоркскими ротами. Эти войска и составили экспедиционный корпус, который 26 июля выдвинулся на соединение с войсками бригадного генерала Джона Станвикса [John Stanwix], располагались на реке Мохок. Вместе эти войска составляли примерно 5600 человек.

Перед войсками Брэдстрита и Станвикса была поставлена не только задача захвата форта Фронтенак, но и усиление слабого британского фланга. Было необходимо укрепить коридор река Мохок – река Вуд-Крик – озеро и река Онейда – река Осуиго – озеро Онтарио. В 1756 году Монкальм захватил и снес три форта на Осуиго. В 1758 году французами планировалась крупная военная экспедиция на Олбани во главе с генералом де Леви, которая должна была пройти по этому водному пути (поход отменили за неделю до прибытия Аберкромби в Тикондерогу). Аберкромби приказал войскам Станвикса построить крупный форт «…в [местности – С.А.] Онейда, которую обычно называют Грейт-Керрин-Плейс [Great Carrying Place]», участок, где войска и припасы двигались по суше от реки Мохок до реки Вуд-Крик.

К началу августа 1758 года войска Станвикса прибыли на место и приступили к строительству форта, первоначально именовавшегося форт Крейвен [Craven], позже переименованного в форт Станвикс.[4] Согласно предписанию главнокомандующего, в форте необходимо было разместить гарнизон в 2000 человек, способный отразить любую французскую атаку. Таким образом путь на Олбани по реке Мохок был прикрыт. Теперь открывалась реальная возможность для быстрой атаки на Фронтенак.

11 августа 1758 года Брэдстрит выделил войска, которые должны были принять участие в набеге:
Королевская Артиллерия – 27 человек;
Регулярные войска – 155 человек;
Рейнджеры – 60 человек;
Нью-Йоркский полк – 1112 человек;
Массачусетский полковника Джозефа Уильяма полк – 432 человека;
Массачусетский полковник Томаса Доти полк – 248 человека;
Род-Айлендский полк – 318 человек;
Нью-Джерсийский полк – 418 человек;
Лодочники – 270 человек;
Индейские союзники (ирокезы) – 42 человека.

Эти данные приводит Брэдстрит в своем отчете, но есть и другие, которые противоречат отчету. Например лондонская «Ландон Газетт» [«London Gazette»] позже писала о 300 лодочниках и 70 индейцах при общей численности отряда в 3103 человека. Точную численность установить, видимо, уже не удастся. Возможно передовой отряд, высланный вперед на барже, не был учтен, а часть индейцев могла присоединиться по дороге.[6] Точно можно сказать, что это были лучшие бойцы, собранные из различных частей и имевшие навыки плавания на каноэ. Большую часть составляли американские колониальные войска. Регулярные войска были представлены солдатами Независимой роты капитана Огилви [Ogilvie][7], в значительной степени состоявшей из американцев. Однако действительно «британскими регулярными войсками» была только Королевская Артиллерия под командованием капитана Стивенса [Stevens].

Путь от руин форта Ньюпорт [Newport] в верховьях реки Вуд-Крик был проделан войсками на шлюпках. 13 августа капитан Огилви с его Независимой ротой прибыл на руины форта Булл, снесенного французами в 1756 году, а позже восстановленного британцами и снесенного вновь после падения фортов в Осуиго. Через два дня прибыла остальная часть экспедиционного корпуса. В лагере вспыхнула болезнь, которую связывали с низким качеством питьевой воды. Попытка лечить ее ромом больших успехов не принесла, но, тем не менее, вскоре движение было продолжено. Войска пересекли озеро Онейда, преодолели водопад Осуиго и 21 августа достигли побережья озера Онтарио в устье Осуиго. Впервые с 1756 года англо-американские войска были на месте разрушенного форта. Пока солдаты Бредстрида бродили среди обугленных руин, союзные индейцы снесли высокий деревянный крест, поставленный солдатами Монкальма в честь их победы двумя годами ранее.

Движение корпуса было раскрыто французскими союзными индейцами. Отряд из четырех индейцев-миссассауга[8] обнаружил баржу с группой хорошо вооруженных людей – видимо рейнджеров и лодочников, отправленных вперед Брэдстритом 13 августа на разведку пути продвижения. Более того, индейцам удалось выкрасть копию приказа о проведении экспедиции и при этом остаться необнаруженными. Через некоторое время пропало двое колонистов из этой группы, отлучившихся от баржи. Похоже, что британцы так и не осознавали присутствие французских разведчиков, пока не обнаружили 19 августа скальпированные тела двоих несчастных однополчан. Примерно в эти же дни разведывательный отряд индейцев прибыл во Фронтенак. Комендант немедленно отправил захваченный документ в Монреаль, уведомив губернатора об угрозе форту.

22 августа в 11 утра флот Брэдстрита в составе 123 шлюпов и 95 вельботов выдвинулся из Осуиго. Боевой порядок на марше был приблизительно таким: впереди индейцы и рейнджеры на вельботах, далее регулярные части на шлюпах, за ними Нью-Йоркский и Нью-Джерсийский полки, в средине артиллерия, за ней Массачусетский Род-Айлендский полки, замыкал походный порядок части тылового охранения. Погода благоприятствовала продвижению флота – светило солнце и озеро было спокойно. Тем не менее, Брэдстрит учел резкие перемены погоды, свойственные Великим Озерам, и приказал судам продвигаться вдоль берега. Вечером был сделан привал.

На следующий день, около 8 утра, экспедиция вновь двинулась в путь. Однако сильное волнение и ветер принудили прервать движение и вновь высадиться на берег. Ожидание продлилось несколько часов и движение было продолжено вновь уже далеко за полдень, когда погода стала более благоприятной. Вечером флот встретился с пятью каноэ индейцев-союзников французов. Попытка перехватить их силами рейнджеров и индейцев из авангарда не удалась – легкие каноэ оторвались от преследовавших их тяжелых вельботов. Беглецы достигли форта, когда англо-американским войскам оставалось до него еще 15 миль. В ту же ночь около 2 часов солдаты Брэдстрита слышали со стороны форта четыре пушечных выстрела – французский сигнал тревоги для союзных индейцев.

24 августа ветер на озере был чрезвычайно сильным. Флот двинулся дальше только в 16 часов и продолжал плыть до позднего вечера, когда на небольшом острове был организован привал. До форта оставалось 6 миль.

Утром 25 августа войска вновь погрузились на плавсредства. Около 8 часов утра Фронтенак показался на горизонте. Высадившись на небольшом острове, британцы могли наблюдать за фортом, строениями вокруг него и судами в гавани с расстояния приблизительно в 3 мили. В бухте обнаружили два корабля. Флот пробыл на воде до 18 часов, когда все войска высадились на берег не встретив никакого сопротивления. Попутно с борта шлюпа произвели пробный выстрел из гаубицы. Его последствия остались неизвестными, но были оценены как «весьма удовлетворительными». Отряды рейнджеров, лодочников и индейцев были отправлены на прочесывание окрестностей форта, но вернулись не найдя никого. Форт окружили, расставив посты по всему периметру. В тот же вечер из крепостных орудий по британцам было произведено порядка 50 выстрелов. Однако, люди Брэдстрита держались на безопасном расстоянии и никто не пострадал.

Сложившаяся тактическая ситуация была безнадежной для защитников форта. Гарнизон состоял из 110 бойцов, 8 индейцев и неизвестного числа гражданских, женщин и детей. Из 110 человек - пять офицеров и 48 нижних чинов были военнослужащими регулярных частей - Независимой морской роты [Compagnies franches de la Marine]. Остальные были рабочие и корабельные плотники, поставленные под ружье. [9] В гавани находилось девять вооруженных кораблей, несших от 8 до 18 орудий.[10] На стенах форта было установлено 30 пушек[11], а в арсеналах имелось 16 маленьких мортир. Командиром форта был Пьер-Жак Пайен Сье де Нойан[12] - пожилой и не очень здоровый канадский колониальный офицер с длинным послужным списком. По всей вероятности гарнизон был подстать своему командиру – из пожилых и не самых умелых солдат, пригодных только для гарнизонной службы в крепости второго эшелона. Все лучшие войска были собраны у Монкальма в Тикондероге и в долине Огайо.

Необходимость применения артиллерии для осады Фронтенака была для Брэдстрита совершенно очевидна. Поэтому весь парк, включавший четыре медных 12-ти фунтовых пушки, две 8-ми дюймовых железных гаубицы и две королевских медных гаубицы, ранним утром 26 августа был выгружен на берег. Три роты нью-йоркских солдат были отправлены для захвата возвышенности на западе от форта. Сам командир экспедиции совместно с военным инженером капитаном Томасом Соуерсом [Thomas Sowers] отправился определять места для расположения осадных батарей. Их расположение необходимо было тщательно выверить, поскольку при значительном численном превосходстве британцы имели всего по 70 ядер на каждую пушку. Кроме того, был дефицит инженерного оборудования – всего 40 лопат, 40 заступов и 40 кирок для проведения осадных работ. Брэдстрит выбрал «очень выгодное место» на утесе в 150 ярдах с северной стороны форта, где была возведена окруженная фашинами батарея. С западной стороны в оставленном брустверке установили две пушки и три гаубицы. Оперативным руководством осадных работ занимался капитан 55-ого пешего полка Джордж Ковентри [George Coventry], направленный для этого еще покойным лордом Хоу.

Тем временем французский гарнизон продолжал стрелять весь день, но так и не достиг успехов. Британцы заготовили фашины и выдали их каждому из 1200 развернутых вокруг форта солдат. Ночью началось продвижение к укреплениям. В ходе этого маневра был ранен один солдат экспедиционного корпуса.

Батарея на холме с севера была построена весьма быстро. Капитан Стивенс, командовавший артиллерией, открыл огонь из гаубиц. Снаряды падали внутри форта то тут, то там, причиняя его строениям значительный ущерб. Один из снарядов упал у порохового склад. Часть пороха немедленно вспыхнула, опалив «… некоторых индейцев почти до смерти и очень напугав гарнизон». Французы продолжали отстреливаться из орудий, но опять без существенных успехов – было ранено 11 осаждавших. Столь низкая результативность французской артиллерии объяснялась двумя причинами. Во-первых, отсутствием подготовленных солдат – на весь форт был только один артиллерийский офицер и двое рядовых, один из которых погиб во время осады. Стрельбу из орудий вели неподготовленные и необученные, а нередко и невоенные люди. Во-вторых, изношенностью и низким качеством материальной части. В то же время, относительно меньший артиллерийский кулак британцев, обслуживавшийся командой профессионалов, действовал значительно успешнее.

Бомбардировка форта продолжалась до раннего утра 27-ого августа, когда «между семью и восемью часами утра они подняли красный флаг и подали барабаном сигнал о переговорах». Стрельба с обеих сторон была остановлена. Из форта вышел офицер-парламентер, встреченный капитаном Соуэрсом. Сопротивление было прекращено. Многочисленная, но неумелая артиллерия форта не смогла противостоять хорошо обученной Королевской Артиллерии Бедстрита. Защитники Фронтенака выдели, как сотни солдат с фашинами подбирались все ближе к стенам. Штурм форта численно превосходящими британцами был вопросом нескольких дней или даже часов. Маленький гарнизон не смог бы выстоять сам и защитить находившихся в нем гражданских, женщин и детей.

Тем временем, команды девяти французских судов, находившихся в гавани, видя капитуляцию форта, попытались вырваться. Большинство было вынуждены вернуться и сдаться из-за неблагоприятного ветра и пальбы подчиненных капитана Стивенса (видимо, правда, не очень успешной). Два судна с приблизительно 40 человеками на борту сумели выйти, но сели на мель у острова напротив форта. Их экипажи перегрузились на каноэ и продолжили свою ретираду. Восемь индейцев, включая троих обожженных при взрыве пороха, также бежали на каноэ.

Условия сдачи, принятые обеими сторонами, были весьма выгодными. Сдаче подлежали все оружие, боеприпасы, суда и снаряжение. Офицерам, солдатам и гражданскому населению сохранили их личные вещи и позволили уйти в Монреаль, где французы должны были освободить равное количество британских пленных. Брэдстриту стоило большого труда обеспечить их безопасность – индейские союзники, подобно союзникам Монкальма в Уильям-Генри, стремились получить скальпы и трофеи. Ценой значительных усилий удалось ограничиться только материальной добычей. [13]

В конечном итоге захват форта Фронтенак обошелся британцам в 12 раненых.[14] Французы потеряли 2 убитыми и неизвестное количество раненными.

Брэдстрит торопился закончить операцию – было очевидно, что вскоре в форт прибудет помощь из Монреаля. Кроме того, часть солдат была больна или ранена, а некоторое количество успело дезертировать. Уже к полудню 27 августа гарнизон и гражданское население были погружены на шлюпы и отправлены в Монреаль. Со слезами на глазах покидали они дымящийся Фронтенак, ставший для большинства домом. Уезжавшие французы горячо благодарили лейтенант-колонэла Брэдстрита за «гуманное и щедрое» обращение и спасение от расправы союзников-индейцев – резня в Уильям-Генри была еще свежа в памяти. Командир удержал подчиненных, жаждавших мести, и не замарал победу неоправданной кровью.

Все, что представляло ценность и могло быть вывезено грузилось на корабли. Дома и сооружения вокруг форта и внутри него были подожжены вместе с припасами, которые не смогли вывезти. Каменные стены были разрушены настолько, на сколько это оказалось по силам торопящемуся отряду без специального оборудования.[15] 28 августа войска Брэдстрита погрузились на суда и отплыли. Стоимость вывезенной добычи составила 35000 фунтов стерлингов. Подорванная у Кариллона репутация и боевой дух армии были восстановлены. 31 октября 1758 «Ландон Газетт» вышла с экстренным выпуском, сообщавшем о звучной и благородной победе.

Тем временем, генерал-губернатор Новой Франции маркиз де Водрей принял курьера от де Нойана с сообщением о приближении британцев. Де Водрей немедленно приказал поставить под ружье 1500 солдат, ополченцев и индейцев и отбыть на подкрепление гарнизона. Командиром был назначен монреальский майор Дюплесси-Фабер [Duplessis-Fabert].[16] Войска были собраны в рекордные сроки и на следующий день выступили в поход. Спасательная экспедиция прибыла во Фронтенак в первых числах сентября. Интересно, что находившийся в ней военный инженер Понтлерой[17] оценил состояние стен, как хорошее, а разрушения, как легко устранимые. Однако форт восстанавливать не стали.

Многие американские и британские офицеры того времени, а за ними и историки, полагали, что взятие Фронтенака прервало жизненный путь «Французской империи Великих Озер». Фактически маршрут река Оттава – озеро Гурон было главным караванным путем к французским постам на озерах Гурон, Мичиган и Верхнее, и в некоторой степени форту Детройт и озеру Эри. Однако стратегический результат похода заключался в устранении опасности французского вторжения через водный путь Онтарио – Осуиго – Онейда и далее на Олбани, и подготовке плацдарма для возможного дальнейшего наступления в Канаду.

Сами же французы расценили потерю этого укрепления как неприятный сюрприз, который мог лишь временно прервать маршрут озеро Онтарио – река Святого Лаврентия. Это не было воспринято как серьезная стратегическая или тактическая потеря, что теоретически подтверждается их отказом от восстановления форта. Впрочем, тому могла быть и другая причина. Инженерные сооружения форта не могли защитить себя сами. Им нужны были пушки и люди. Очевидно, что в такой спешке отправить тяжелые вооружения просто не смогли, а британцы оставили только непригодные для стрельбы обломки. Еще сложнее было с людьми – 1758 год принес не только большие территориальные и материальные, но и людские потери, которые не восполнялись в должной мере ни малочисленными колониями, ни метрополией. Так или иначе, но форт не был восстановлен, а маршруты снабжения были перенаправлены через другие посты, такие как Ла-Презентасьон [La Presentation].[18]

В 1783 году Фронтенак был восстановлен британцами. Теперь под именем Кингстон [Kingston] он прикрывал уже британскую Канаду от молодых Соединенных Штатов.[19]

Наверх

План Форта Фронтенак, 88 Кб Форт Фронтенак.
Карта: Plan of Fort Frontenac.
Источник: Rocque, Ann. A Set of Plans and Forts in America. - London, 1765. №.24. http://www.masshist.org/maps/MapsHome/Home.htm# (20.07.2004).
План Форта Фронтенак, 93 Кб Форт Фронтенак.
Карта: Fort du Frontenac.
Источник: сеть Internet.
Газета London Cronicle, 566 Кб Газета «London Cronicle» от 27 января 1759 года.
Иллюстрация: Газета «London Cronicle» от 27 января 1759 года.
« Источник: сеть Internet.
Газета Лондон газетт, 183 Кб

Газета «London Gazette» от 31 октября 1758 года.
Иллюстрация: Газета «London Gazette» от 31 октября 1758 года.
Источник: Chartrand, Rene. Fort Frontenac 1758 - Saving face after Ticonderoga. // Osprey Military Journal. - Volume 3. Issue 2. С.22.

Наверх

[1] При составлении этого раздела использовалась статья: Chartrand, Rene. Fort Frontenac 1758 - Saving face after Ticonderoga. // Osprey Military Journal. - Volume 3. Issue 2. С.14-22. Статья размещена в сети Internet: http://www.ospreyfortress.com/articles/fort_frontenac.htm (20.07.2004)
[2] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379.
[3] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379.
[4] Теперь город Рим [Rome] в штате Нью-Йорк.
[5] 157 регулярных войск и 2500 колониальных солдат. May, Robin. Wolf's Army. – Osprey Publications, 1997. C.24.
[6] Часть из них была онейды, которых удалось привлечь с большим трудом – неудача в Тикондероге убавила популярности у британцев. Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379.
[7] Независимая рота Огилви - одна из четырех регулярных гарнизонных рот колонии Нью-Йорк, существовавших в той или иной форме начиная с 1660-ых годов. Большую часть личного состава комплектовали американцами.
[8] [Missassagua] – представители племени Оджибва (Чиппевеа), селившиеся на восточных берегах озера Онтарио. Johnson, M.G. American Woodland Indians. – Osprey Publications, 1996. С.9.
[9] Rene Chartrand так же упоминает 28 «путешественников» [voyageurs], нанятых для сопровождения припасов. Он считает их наиболее надежной частью гарнизона.
[10] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379.
[11] По другим сведениям 60. См. Например: May, Robin. Wolf's Army. – Osprey Publications, 1997. С.24. или Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379. Причем Паркман подтверждает наличие 16 мортир.
[12] Пьер-Жак Пайен, Сье де Нойан [Pierre-Jacques Payen, Sieur de Noyan] (1695-1766) - канадский колониальный офицер. В начале 1720-х годов уже командовал фортом Фронтенак, когда тот был главной французской военной базой на озере Онтарио (Ниагара и Торонто еще не были построены). Позже служил в Детройте, в штабе гарнизона Монреаля и «Королевским лейтенантом» (вице-губернатором) в Тройс-Ривьер [дословно: «…as 'King's Lieutenant' (lieutenant-governor) of Trois-Rivieres»]. В 1757 году его вновь направили во Фронтенак, где он пребывал в состоянии полуотставки, поскольку форт теперь в большей степени был базой снабжения. Роль главного поста на Онтарио перешла к Ниагаре.
[13] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.379.
[14] Rene Chartrand, подсчитывая потери, говорит об 11 раненных. При этом 1 был ранен во время продвижения британцев к стенам форта и еще 11 во время артиллерийской дуэли. Впрочем, кто-то мог быть ранен дважды, не покинув строй после первого ранения.
[15] Из трофейной артиллерии лучшую часть вывезли, остальную сбросили со стен с отбитыми цапфами.
[16] В английском варианте текста его должность звучит так: «Montreal Town Major Duplessis-Fabert».
[17] Предположительно Николас Сарриборс де Понтлерой [Nicolas Sarrebource de Pontleroy] (1717-1802) – земляк Монкальма, участвовавший в обороне Кариллона.
[18] Ныне Огденсбург, штат Нью-Йорк [Ogdensburg, NY].
[19] Дополнительная литература, рекомендованная Rene Chartrand:
An Impartial Account of Lieut. Col. Bradstreet's Expedition to Fort Frontenac. (London, 1759, reprint 1940).
Preston Richard A. and Lamontagne, Leopold, ed. Royal Fort Frontenac (Toronto, 1955).

Наверх

14.06.2015