Война с
Французами и
Индейцами
1755 год

Форт Босэжур, 16 июня 1755 года.

Акадия [Acadia] – историческая область, включающая в себя современные Нова-Скотиа [Nova Scotia], Нью-Брансуик [New Brunswick], остров Принс-Эдвард-Айлэнд [Prince Edward Island][1], а также часть провинции Квебек [Quebec, Canada] и штата Мэйн [Main, USA]. Еще с XVII века эта французская колония стала полем боевых действий в противостоянии Англии и Франции на американском континенте.

В ходе Войны королевы Анны англичанам удалось в 1710 году захватить Пор-Ройаль [Port Royal][2] и оккупировать значительную территорию полуострова Нова-Скотиа. Французы так и не собрали до конца войны необходимые для возвращения потерь силы, и новые границы были закреплены условиями Утрехтского мирного договора. По ним французским колонистам, проживавшим на отторгнутых территориях, предоставлялся выбор либо в течение года покинуть свои дома и с движимым имуществом перебраться на французскую территорию, либо принять британское подданство при условии широких привилегий. [3]

Некоторая часть покинула новую родину, но большинство осталось в своих домах и получило не только равные с другими подданными Британской империи права, но и ряд послаблений, таких как право исповедовать католицизм, внутреннее самоуправление и суд, освобождение от обязанностей по отношению к армии. К 1730 году большинство акадийцев присягнули королю Джорджу II [George II], как суверенному правителю территории. Скорее всего, лояльное отношение оккупационных властей и время сделали бы из акадийцев хороших подданных, но развернутая французскими агентами антианглийская пропаганда мешала им влиться в ряды британцев. Возмутители спокойствия, в первую очередь католические священники, внушали пастве мысль о том, что они все еще являются подданными Наихристианнейшего Короля, при этом, не моргнув глазом, подменяя в проповедях преданность вере преданностью королю Франции. В итоге в новой войне, разразившейся в 1744 году, лишь часть акадийцев осталась нейтральна, в то время как остальные либо открыто взялись за оружие, либо помогали французам припасами и информацией. [4]

Другим важным фактором, формировавшим ситуацию в Акадии, было племя Микмак [Mi'kmaq]. Племя имело давние и глубокие связи с французами и активно поддерживало их в противостоянии английской экспансии. Постепенно большое влияние на позицию племени стало оказывать католическое духовенство, через проповеди миссионеров месившее взрывоопасную смесь из церковных постулатов, собственных религиозных взглядов индейцев, прямого подкупа и вранья, добиваясь стабильно высокого уровня агрессии индейцев по отношению к британцам. Дело не ограничивалось только разговорами и посредничеством в поставках. Миссионеры активно финансировали боевую работу племен. [5]

Английские губернаторы Корнуоллис [Edward Cornwallis], а за ним и Хопсон [Peregrine Thomas Hopson], некоторое время пребывали в неведении относительно прямой связи деятельности священников и интенсивности индейских набегов. Но и когда появились подозрения, а за ними и прямые факты, репрессий не последовало. Британцы писали замирительные или гневные письма в Луисбург и Квебек [Quebec], властям и епархии, но лучше не становилось. Попытка ограничить деятельность проповедников, не присягавших английскому королю, или заменить их на присланных из Рима, лишь подлила масла в огонь. Теперь все чаще среди индейцев стали попадаться переодетые и раскрашенные французы. [6]

Деятельность священников Квебекской епархии не ограничивалась индейцами и общей пропагандой среди акадийцев. Они активно продвигали идею исхода акадийцев на французскую территорию. В начале 1750-х годов можно говорить об эмиграции, как о достаточно массовом явлении – только до конца 1751 года репатриировалось две тысячи человек и еще множество в течение следующих двух лет. Однако условия, в которые попадали мигранты были ужасными – ничего не подготавливалось для их передвижения и укоренения на новом месте. Без припасов, имущества они брели к поселениям на французской стороне и жили там на правах нищих и изгоев. Однако нередко у них не было возможности отказаться от переезда – попы и индейцы прозрачно намеками им на судьбы сгинувших английских поселенцев Акадии. [7]

Противоречия империй усугублялись и на более высоком уровне. Согласно 12 пункту Утрехтского мирного договора британцы получили территорию «Новая Шотландия, иначе именуемую Акадия».[8] Эту двусмысленную фразу каждый трактовал в свою пользу. Французы отказывались признавать по этому пункту большие уступки, нежели полуостров Нова-Скотия.[9] Англичане считали себя в праве очистить незаконно занимаемую французами территорию по всей Акадии.[10] В 1749 году была создана комиссия для разграничения владений империй в соответствии с договорами, но позиции сторон были непримиримы и результаты работы комиссии были нулевыми.[11]

Естественной границей между колониями де-факто стал перешеек Чикнегто [Chignecto Isthmus] и заболоченное русло реки Мисэгуш [Missaguash River]. На правом берегу над относительно равнинной территорией господствовал протяженный хребет Босэжур [Beauséjour ridge], идеальная стратегическая позиция в западной части перешейка. Этот участок использовали в качестве полевого лагеря франко-канадские войска еще в Войну короля Джорджа. Отсюда был совершен почти легендарный в канадской истории рейд на Гран-При [Gran Pré]. Теперь, во вновь распаляющемся конфликте, обладание им стало принципиально важно, поскольку позволяло контролировать практически весь перешеек, а, следовательно, и пути вторжения, как в ту, так и в другую сторону.

В 1748-1749 годах французы начали восстанавливать форты в глубине французской Акадии. Параллельно канадский губернатор де Ля Жонкьер [Jacques-Pierre de Taffanel de La Jonquiere, Marquis de La Jonquiere] предостерег английского губернатора Акадии Корнуоллиса от строительства укреплений до окончания работы комиссии по разграничению. Корнуоллис воспринял это как прямой вызов и запросил из Лондона санкцию на укрепление границы собственным фортом. [12]

Но время было упущено. В конце 1749 года на холме обосновался отряд шевалье де Ла-Корна [Louis (Jean-Louis Pierre Louis-Luc Louis-Francois) de la Corne] в 2500 бойцов Независимых морских рот [Compagnies franches de la Marine]. В апреле 1751 года они начали строительство укреплений. Немного позже сюда прибыл Гаспар-Жозеф Шосегро де Лери [Gaspard-Joseph Chaussegros de Lery] – колониальный военный инженер, который произвел проектные работы и руководил началом строительства нового французского Форта Босэжур [Fort Beauséjour]. [13] В течение лета 1751 года его сменил военный инженер из метрополии Луи Франке [Louis Franquet], доведший до завершения основной объем работ.[13a]

Весной 1750 года Корнуоллис отправил на Чигнекто отряд в 400 человек во главе с майором 40-ого Пешего Хопсона полка [40th Regiment of foot (Hopson's)] Чарльзом Лоуренсом [Charles Lawrence][14] с приказом укрепиться на хребте Босэжур. Он уже знал, что французы там, но надеялся, что Лоуренсу удастся каким-то способом выдавить их оттуда. Одновременно в устье реки Сен-Джон [Saint John River] был направлен кэптен флота Его Величества Джон Рауз [John Rous] с его фрегатом и приказом блокировать любые французские попытки подвозить припасы в глубь французской Акадии. [15] Вскоре Рауз перехватил французский вооруженный бриг «Сен-Франсуа» [St. François] и после непродолжительного обстрела вынудил сдаться. На отконвоированном в Халифакс [Halifax] бриге обнаружили груз военных припасов, который тут же объявили контрабандой и конфисковали. Это послужило очередным поводом французам объявить англичан «разрушителями мира». [16]

Майору Лоуренсу повезло гораздо меньше. Прибыв в устье Мисэгуш 1 мая 1750 года[17] он обнаружил, что хребет Босэжур уже занят превосходящими силами французов. Тогда майор предпринял попытку высадиться на восточном берегу реки в районе крупного поселения Бобассин [Beaubassin], однако сильное течение отнесло его лодки в сторону. Возможно, воспользовавшись этим, или следуя своему плану, французы отправили в поселение отряд индейцев и переодетых под них акадийцев во главе с аббатом Ле-Лотре [Jean-Louis Le Loutre][18], который к полудню спалил все 121 здание города, включая церковь, мельницу, кожевенный и кирпичный заводы. Жители были выпровожены со своих исконных мест и отконвоированы на французскую территорию. Англичанам ничего не оставалось, как понаблюдать за драмой с безопасного расстояния и ретироваться в Халифакс. [19]

Лоуренс вернулся на руины Бобассина в сентябре 1750 года на 17 маленьких судах [20] с, приблизительно, 300 солдатами 45-ого Пешего Варбартона полка [45th Regiment of Foot (Wartburton's)] и 400 47-ого Пешего Лэйсилса полка [47th Regiment of Foot (Lacelles')] [21]. К этому времени индейцы и переодетые акадийцы Ле-Лотре укрепили берег бруствером и, когда Лоуренс начал высадку, оказали сопротивление. Англичане довольно быстро сломили его и разогнали оборонявшихся, поймав при этом двух сподвижников Ле-Лотре миссионеров Жермейна [Germain] и Лалерне [Lalerne]. Рядом с пепелищем старого поселения англичане построили свой палисад и назвали его Форт Лоуренс [Fort Lawrence]. Рассеянные было головорезы Ле-Лотре, собрались вновь и теперь развернули охоту на оставшихся на своих фермах акадийцев окрестностей Бобассин. Небольшая часть из них ушла во французское ополчение, остальные пытались прятаться от войны в лесах, теряя при этом имущество и припасы – микмаки сжигали все. [22]

Постепенно ситуация на границе стабилизировалась, хоть и оставалась напряженной. Мелкие стычки и перестрелки происходили довольно часто. Одновременно с ними люди умудрялись договариваться о мелкой торговле, возврате заблудившегося скота и даже дезертиров.[23] Основная часть микмаков продвинулась в глубь английской Акадии к Халифаксу охотиться за фермерами, поскольку здесь быль лишь сильный и злобный английский гарнизон и почти никакой добычи. Англичане, тем временем, «руками»[24] кэптена Эдварда Хау [Edward How] попытались наладить контакт с оставшимся гражданским населением. Обаятельный кэптен, возможно, достиг каких-то успехов или просто своей деятельностью раздражал французов и Ле-Лотре. Утром 4 октября 1750 года в Форте Лоуренс увидели, как через поросшую высокой травой пойму в их сторону движется несколько человек во французской униформе с белым флагом в руках. Дойдя до берега реки, парламентеры остановились, давая понять, что желают переговоров. Им навстречу отправился кэптен Хау с группой английских военных. Когда до французов оставалось несколько десятков шагов, англичане обнаружили, что это переодетые индейцы, но было уже поздно – еще ночью в высокой траве засел отряд индейцев, который сейчас дал дружный залп по Хау. Когда смертельно раненный офицер упал, огонь перенесли на его спутников. Англичане под обстрелом умудрились вынести кэптена в форт, где он вскоре скончался. Этот эпизод получил осуждение даже среди французских офицеров, в то время, как коллега Ле-Лотре Майяр [Maillard] списал все исключительно на религиозное рвение микмаков – яко бы это была месть, за то, что Хау 14 лет назад оскорбил Богородицу. [25]

В течение 1751-1755 годов обе стороны продолжали укреплять занимаемые позиции. В 1751 году французы построили новый Форт Жаспэро [Fort Gaspereau] в устье реки Жаспэро [Gaspereau River] на северо-восточной оконечности перешейка Чигнекто. Форт был весьма слабым и играл роль скорее укрепленного склада, чем центра обороны. Основным же был Форт Босэжур – шестиугольный форт с пятью бастионами, спланированный с учетом самых современных европейских взглядов на фортификацию. На его укрепления из уплотненного грунта и дерна установили 24 пушки и одну мортиру. Форт так и не был окончательно достроен вследствие воровства отпущенных на его строительство казенных денег и ограниченности людских ресурсов. [26] Но главным его недостатком было неудачное расположение – находясь на обратном склоне хребта, он не мог эффективно накрывать потенциальные позиции осаждающих с северо-восточного направления, а удаленность от берегов реки и залива не давали возможности обстреливать участки возможной высадки атакующих с кораблей.

Дальние подступы были укреплены только около большого моста в Понт-а-Бюо [Pont à Buot]. Здесь для пресечения возвращения акадийцев на английскую территорию построили блокгауз, барак для солдат и небольшой домик для офицера. Ко времени начала военных действий рубеж усилили треугольным редутом. Укрепление состояло из двойного палисада, у которого промежуток между рядами бревен был засыпан грунтом и укреплен дерном. По углам размещались орудийные платформы с легкими пушками на вертлюгах, снятыми с захваченных английских судов. [27]

Другие тактически выгодные позиции обороны вдоль берега реки и на склонах холма укреплены не были. Уже вскоре этим в полной мере воспользуются англичане.

В августе 1753 году Чарльз Лоуренс становится президентом колониального совета Акадии и, фактически, берет на себя обязанности губернатора Акадии (Хопсон вернулся в Англию).[28] Его подход к акадийцам был существенно менее лояльным. Первым его шагом было уничтожение всех видов англо-французской торговли в Акадии. Припасы, продаваемые массачусетскими торговцами французам, шли на оснащение их индейских союзников и содержание гарнизонов от Босэжура до Луисбурга. В 1754 году новый английский комендант в Форте Лоуренс получил предписание жестко пресекать абсолютно любой вид торговли или обмена в приграничной полосе. 1 сентября 1754 года Лоуренс издал постановление, запрещающее поставки зерна из Новой Англии во французскую Акадию и Канаду. Крайне зависимые от этих поставок, французы тут же почувствовали их отсутствие. [29]

Едва ли не первыми запрет на торговлю почувствовали французские беженцы, собиравшиеся в районе Форта Босэжур и деревни Бют-а-Шарль [Butt à Charles]. Уже было трудно разобраться, кто из них пришел сюда, польстясь на гарантии Ле-Лотре, а кого просто пригнали силой. Однако и те, и другие быстро стали обузой для своих более удачливых соотечественников. Те уже не хотели или не имели возможности содержать «гостей» и требовали от властей перевести беженцев на государственное содержание. Измученные нищетой, голодом и болезнями, люди стали направлять гонцов к англичанам с вопросом о возможности возвращения на английскую территорию в свои дома. Англичане любезно приветствовали их и обещали полную сохранность собственности и привилегий, кроме ношения оружия. Информация об этих переговорах дошла до Ле-Лотре, который набросился на несчастных с проклятьями и угрозами, пообещав натравить микмаков на каждого ушедшего к англичанам. [30] Тогда беженцы составили петицию губернатору Дюкену с мольбой облегчить их положение. Ле-Лотре угрозами принуждал подписантов отказаться от обращения, но, в конце концов, разрешил двоим отбыть в Квебек. В ответ Дюкен сообщил, что не оставил ходоков «гнить в темнице» лишь из уважения к Ле-Лотре. [31]

В полной мере позицию Ле-Лотре разделял и комендант Форта Босэжур Луи Дю Пон Дюшамбон де Вергор [Louis Du Pont Duchambon de Vergor], обещавший заковать в железо каждого, якшающегося с англичанами.[32] Назначенный сюда 18 августа 1754 года, протеже интенданта Франсуа Бижо [François Bigot] занимался в первую очередь «освоением» казенных денег, выделенных на укрепление форта. В результате к июню 1755 года в условиях постоянно повышающейся напряженности на границе никаких серьезных мер по укреплению Форта Босэжур предпринято не было, советы и предложения других, более компетентных и ответственных офицеров им игнорировались. [33]

Ситуация в форте и ближайших окрестностях была достаточно хорошо известна британцам. В форте работах их шпион – снабженец Томас Пишон [Thomas Pichon]. Этот человек родился во Франции, но его мать была англичанкой. Сейчас он достаточно часто отправлял шифрованные сообщения коменданту Форта Лоуренс, информируя о ситуации и настроениях французов и акадийцев. [34]

В 1754 году обе стороны рассматривали различные варианты военных действий. В октябре 1754 года губернатор Новой Франции Анжи Дюкен де Меннвиль маркиз де Дюкен [Ange Duquense de Menneville, Marquis de Duquense] прямым текстом предлагал Ле-Лотре и коменданту де Вергору «изобрести вероятный предлог для энергичного нападения на них [англичан]».[35] В это же время губернатор Массачусетса [Massachusetts] Уильям Ширли [William Shirley] в своих письмах в Лондон и различным колониальным деятелям предлагал уже более конкретные рецепты – блокировать с моря и суши поставки во французские форты перешейка и вынудить, таким образом, их сдаться.[36] Ширли писал Томасу Робинсону [Thomas Robinson], что опережающий удар по французам в Акадии есть лишь акт самообороны, защиты законных интересов Короны в этом регионе.[37] В том же направлении рассуждал и Лоуренс, предлагая Ширли в своем письме от 5 ноября 1754 года нанести превентивный удар.[38]

По всей видимости, к концу 1754 года Ширли и Лоуренс имели согласованный план операции в Акадии. Британцы планировали сначала сформировать устойчивую базу на своей территории (в Форте Лоуренс), взять Форт Босэжур, а вслед за ним и Форт Жаспэро. После этого восстановить в случае повреждения укрепления Форта Босэжур и, оставив в нем сильный гарнизон, выдвигаться к устью реки Сен-Джон. [39]

Для реализации этого плана в Бостон [Boston] из Халифакса прибыл лейтенант-колонэл[40] 47-ого Пешего полка Роберт Монктон [Robert Moncton][41] с предписанием утрясти последние детали операции и под гарантии Ширли закупить через бостонских торговцев Апторпа [Apthorp] и Хэнкока [Hancock] припасы для экспедиции. Параллельно с ним майор-генерал[42] колониальных войск Джон Уинслоу [John Winslow] [43] – популярный колониальный ветеран – занимался вербовкой солдат в колониальные полки. [44] Он имел полномочия набрать 2000 бойцов в двухбатальонный девятнадцатиротный[45] полк, номинальным колонэлом которого был Ширли,[46] а должность лейтенант-колонэла в первом батальоне занимал сам Уинслоу. Вторым батальоном командовал Джордж Скотт [George Scott][47]. В целом подразделение полностью подчинялось Монктону. [48]

К началу апреля 1755 года полк в целом был укомплектован, солдаты за счет Короны получили одежду (вряд ли речь идет об униформе), экипировку и одеяла. У причала стояло около сорока шлюпов и шхун. [50] Согласно первоначальному графику войска должны были отправиться в залив Фанди-Бэй [Fundy Bay] 7 апреля 1755 года и 22 числа того же месяца высадиться там на берег. Отправления ждали со дня на день, но из Англии не были получены мушкеты, и вновь набранное воинство слонялось по Бостону без оружия. Колонии имели возможность вооружить бойцов самостоятельно – 1000 мушкетов были в арсеналах Аннаполис-Ройала и еще 800 Бостона, но Ширли, ссылаясь на более высокое качество оружия из метрополии и важность предприятия, придержал его до прибытия груза из Англии. Оружие прибыло лишь 17 мая. 23 мая[50] войска погрузились на суда и отправились к месту назначения – на перешеек Чигнекто. [51]

В военно-морскую составляющую английской экспедиции входили уже упомянутые транспортные суда и три двадцатипушечных фрегата «Мирмэйд» [Mirmaid], «Саксесс» [Success] и «Сири» [Sereh]. Общее командование флотом экспедиции осуществлял все тот же кэптен Рауз. [52] Англичане имели разведданные о нахождении в районе высадки двух тридцатичетырехпушечных фрегатов французского флота, прикрывавших устье реки Сент-Джон, но не считали их заметным препятствие для своих планов.[53] Общее количество и состав флота колеблется по разным источникам. Британский список кораблей и их кэптенов состоит из 34 судов всех типов. Позже французы в Босэжуре насчитают 37-40 кораблей под парусами. Вполне вероятно, что в их подсчеты вошли маленькие парусные ботики, на которых высаживались войска, и шлюп «Йорк» [York] Сильвануса Кобба [Sylvanus Cobb], базировавшийся в Форте Лоуренс. [54]

Приблизительно в эти же дни Лоуренс обратился к акадийцам с последним ультимативным требованием присягнуть королю Англии. Капитан 45-ого полка Александер Мюррей [Alexander Murray], обеспечивавший продовольственное эмбарго в Форте Лоуренс,[55] уже на месте высказался еще более жестко: их «счастье и благосостояние в будущем очень зависит от их поведения теперь, и они могут быть уверены, что с любым жителем, старым или молодым, ушедшим в Босэжур, или взявшимся за оружие, или подстрекающим совершить любое враждебное англичанам действие, или агитирующим за французов, будут обращаться, как с мятежником». [56]

26 мая 1755 года флот прибыл в Аннаполис-Ройал. Здесь окончательно собрался весь британский корпус вторжения – солдаты 40-ого и 45-ого пеших полков, собранные со всех гарнизонов британской Акадии. С ними был небольшой артиллерийский парк и команда артиллеристов из Халифакса. [57] Общая численность известна довольно приблизительно. Она оценивается в 250[58] или 270[59] регулярных английских солдат и 2000[60] массачусетских провинциальных солдат.

31 мая 1755 года флот отплывает из Аннаполис-Ройал и на следующий день вечером входит в бухту Бобассин[61].[62] До Форта Босэжур осталось 5 миль.[63]

В два часа ночи 2 июня 1755 года французского коменданта Форта Босэжур разбудили тревожной новостью – из поселения Шипюди [Chipudy][64] прибыла группа акадийцев, обнаружившая британский флот в заливе. Вергор немедленно отправил в Луисбург гонца с новостями и призывом о помощи. Одновременно он приказал всем боеспособным жителям немедленно явиться в форт. Комендант рассчитывал собрать 1200-1500 бойцов в дополнение к своим 160 колониальным солдатам. Однако акадийцы отнюдь не рвались в бой. Соотношение сил было явно в пользу англичан. Лишь около 300 человек, предварительно договорившись с Вергором, что делают это под его угрозами казней, влились в состав гарнизона форта. Люди боялись обещанных вероятными победителями-англичанами расправ и пытались заранее обеспечить себе оправдание. Вергор охотно пошел навстречу их просьбам, пригрозив убить каждого, кто не будет бороться, и пообещав, что форт не будет взят никогда. Взявшиеся за оружие отправили семьи в леса, где остальные готовились к партизанской войне с захватчиками. [65] В конечном итоге гарнизон форта составил приблизительно 700 колониальных солдат, акадийских ополченцев и индейцев. [66]

В полдень 2 июня 1755 года Монктон на борту своего флагмана «Саксесс» у входа в бухту Бобассин собрал военный совет в составе Уинслоу, Скотта, трех кэптенов регулярной армии и четырех майоров провинциального полка. Совет принял решение с вечерним приливом подойти к Форту Лоуренс и произвести высадку. Кэптен Хасси [Hussey] – комендант Форта Лоуренс – докладывал, что обстановка спокойная, французы никакой активности не проявляли. В 4 часа вечера на волне вечернего прилива флот подошел к берегу. [67]

Условия судовождения в заливе Фанди были чрезвычайно сложными. Заболоченное, мелкое и узкое устье реги Мисэгуш в сочетании с сильными водоворотами и большим влиянием приливной волны делало управление кораблями чрезвычайно опасным. С этим уже столкнулся Лоуренс в 1750 году, когда из-за сочетания этих факторов не смог высадиться на берег залива. В июле 1751 года с этими предательскими водами не справился кэптен бригантины из Бостона – его судно село на мель и вскоре было атаковано индейцами, разграбившими и спалившими его. Выжившие члены экипажа попали в плен. Похожая судьба постигла шхуну в феврале 1752 года. Однако кэптен Рауз уже бывал здесь, сопровождая Лоуренса в 1750 году, и множество раз позже, когда доставлял в Форт Лоуренс припасы из Халифакса. Им были составлены навигационные схемы, которые в сочетании с множеством прочих удачных факторов и везением помогли быстро и без потерь провести флот к месту разгрузки. Вергор возлагал большие надежды на проблемы британцев на воде и, кто знает?, на катастрофу и отмену их планов. Даже задержка давала фору для подмоги из Луисбурга. Надежды рухнули. [68]

В течение вечера 2 июня 1755 года англичане начали высадку на берег и занялись обустройством полевого лагеря на склонах холма Форта Лоуренс. Несмотря на то, что обе стороны прекрасно видели друг друга, дальнобойности пушек французского форта и английских кораблей было недостаточно для огневого воздействия на противника. Войска и полевая артиллерия на маленьких судах и лодках перевозились на берег в течение двух дней. Основные припасы и осадная артиллерия были выгружены значительно позже. [69]

Основная часть офицеров англо-американской армии разместилась в казармах форта и домах его жителей, в то время как нижние чины организовали лагерь на пепелище Бобассин и у стен форта. Лагерь колониального ополчения сразу явил разительный контраст по сравнению с чистотой и порядком в биваке регулярных войск. Среди хаотично наставленных палаток расположились импровизированные кухни, ямы с нечистотами и отхожие места. Монктон сразу понял, что такая антисанитария угрожает его армии потерями едва ли не сильнее, чем французы. По его приказу в колониальном лагере навели некое подобие порядка, что немного снизило угрозу эпидемий, но не ликвидировало ее совсем. В конце сентября 1755 года болезни все же постигли солдат Новой Англии. [70]

Тем же вечером 2 июня 1755 года Вергор собрал военный совет. На нем командир артиллерии Луи-Томас Жако де Фидмон [Louis-Thomas Jacau de Fiedmont] указал на необходимость усиления укреплений с северной стороны форта, поскольку над ними господствовала вершина холма и деревня Бют-а-Шарль. Комендант согласился с его доводами и обещал прислать максимально возможное количество людей. Кроме этого, постановили разместить небольшие отряды на ключевых подступах к форту и выслать разведывательные партии к английскому лагерю. [71]

Французы точно определили место наиболее вероятного прорыва англичан – Понт-а-Бюо и Вергор приказал сжечь мост и укрепления и отвести его гарнизон – 200 акадийцев – в форт. Но Фидмон справедливо указывал, что даже с сожженным мостом этот участок остается самым удобным для переправы. В то же время, было вполне возможно сдерживать здесь англичан относительно небольшими силами. Фидмон предлагал выкатить туда тяжелые пушки, отстроить дополнительные укрепления и удерживать их, контролируя переправу. Однако этот план удалось реализовать лишь в малой степени. Были отрыты траншеи и построен бруствер рядом с редутом, но не более того. Французы имели слишком мало времени в своем распоряжении, а пригнанные на строительство акадийцы отказались работать. В итоге энсайн[72] де Бараллон [de Barallon] сжег мост, но сохранил укрепления, на которые установил еще несколько пушек на вертлюгах. [73]

Англичане со дня высадки разослали по перешейку небольшие отряды для наблюдения за действиями французов и отражения возможных рейдов индейцев на дальних подступах своего лагеря. Попытки проникнуть на французскую территорию успеха не имели, поскольку удобные для форсирования реки места прикрывались французскими пикетами и индейцами. [74]

В ночь с 2-ого на 3-е июня Монктон собрал в Форте Лоуренс новый военный совет с участием всех старших офицеров, включая артиллеристов и военных инженеров. Был принят план дальнейших действий, состоявший из трех основных этапов. Первым шагом было форсирование реки Мисэгуш через мост в Понт-а-Бюо и строительство нового лагеря на склоне хребта в Бют-а-Миранд [Butte à Mirande][75]. Вторым шагом англичане планировали укрепление своего лагеря, как базы для дальнейшего удара по Форту Босэжур. Французский форт блокировался от возможного проникновения подкреплений и припасов. Используя приливную волну, в новый английский лагерь подтягивалась на небольших судах тяжелая осадная артиллерия, которую было невозможно транспортировать через болота с английской стороны реки. Третьим шагом блокированный форт подвергался бомбардировке и должен был сдаться под действием артиллерии или голода. [76]

Предположительно днем 3 июня 1755 года британцы вывели большую часть своих войск, свободных от разведок, патрулирования и хозработ, на открытое пространство и организовали продолжительные полевые учения. Цели этих занятий было две. Во-первых, в отличие от регулярных солдат, массачусетские ополченцы в своей массе не имели практически никаких военных навыков. Многие даже никогда не стреляли из мушкетов. Перед началом боев Монктон хотел, чтобы каждый боец выстрелил хотя бы по разу. Во-вторых, британские экзерсисы были прекрасно видны с французской стороны. Монктон ожидал, что французов поразит численность собранного против них воинства и он не прогадал. Если французы были весьма озабочены увиденным, то акадийцы находились на грани паники. [77]

Утром 4 июня 1755 года британцы приступили к активным действиям. У Форта Лойренс он выстроились в походный порядок и с развернутыми знаменами под звуки барабанов и флейт выступили в поход к Понт-а-Бюо. В авангарде двигалось 50 колониальных солдат при двух офицерах под командованием провинциального кэптена Адамса [Adams] из батальона Уинслоу. Следом шли около 270 регулярных английских солдат и офицеров. За ними артиллеристы кэптена Брума [Broom] катили 4 шестифунтовые полевые пушки. Вместе с ними двигался отряд плотников с материалами для восстановления сожженного моста. Далее шли солдаты 2-ого батальона полка Ширли под командованием Скотта. Замыкал колонну 1-ый батальон под командованием Уинслоу. [78]

Французы сразу отметили движение в английском лагере. С тревогой глядя на растянувшуюся почти на 3 километра колонну, они оценили численность англичан не менее, чем в три тысячи человек. В ответ французы сняли посты, раскиданные по берегу Мисэгуш. Энсайн де Ланжи [Jean-Baptiste Levrault de Langis (Langy)] со своими 12 бойцами покидает наблюдательный пост в Бут-а-Роже [Bout à Roger] и с еще несколькими добровольцами из Форта Босэжу присоединяется к гарнизону Понт-а-Бюо. К моменту подхода к мосту английской колонны у французского редута собралось около 200 человек в большинстве своем акадийцы и индейцы с небольшой группой колониальных солдат. [79]

Англичанам потребовалось около четырех часов для преодоления 6 километров от их форта до моста. Большая часть пути пролегала через заболоченную пойму реки, ставшую еще более сырой после разрушения французами старых плотин. Тем не менее, около полудня авангард вышел на берег у разрушенного моста. Как только первые англичане оказались в поле зрения защитников, индейцы прокричали свой боевой клич и открыли беглый мушкетный огонь. К ним немедленно присоединились канадцы и акадийцы. Однако оказалось, что их укрепления стоят слишком далеко от берега и большинство пуль не долетело до своих целей. Немного большего успеха удалось достичь при помощи артиллерии. Ядра маленьких вертлюжных пушек уверенно накрывали англичан на берегу, которые потеряли одного сержанта убитым, двух солдат смертельно раненными и еще десятерых с более легкими ранениями. Очевидно, что осуществи французы план Фидмона по укреплению переправы и выстави свои пушки, потери англичан были бы существенно более серьезными. [80]

Английская пехота открыла ответный мушкетный огонь, скорее всего столь же неэффективный. В это же время артиллеристы выкатили свои четыре пушки и в течение получаса разнесли позиции французской артиллерии в щепу. Под таким напором первыми дрогнули и побежали индейцы. К ним быстро присоединились и акадийцы. Энсайн де Бараллон, командовавший французами, понял, что с оставшимися силами и средствами не сможет воспрепятствовать английской переправе и приказал поджечь все постройки. Пушки были сброшены в трясину и оставшиеся защитники Понт-а-Бюо отступили в Форт Босэжур. Французы потеряли одного человека убитым пушечным ядром и двух акадийцев раненными. Их союзники уносили одного из своих вождей раненным. [81]

Добившись отступления французов, британцы восстановили мост и в полном порядке переправились на вражескую сторону. Фактически, французы потеряли свою главную возможность эффективно оборонятся. Переправа в другом месте была бы для англичан еще более тяжелой, чем в Понт-а-Бюо. Поэтому укрепи своевременно эту позицию, французы могли удерживать ее весьма продолжительное время и нанести англичанам существенные потери. Однако шанс был упущен.

Англичане вдоль по южному склону хребта продвинулись к Бют-а-Миранд, где начали строительство нового лагеря. Регулярные войска разместились у подножия хребта. Второй батальон полка Ширли разместился на склоне. Первый на вершине. Бивак сразу начали укреплять, поскольку Монктон не обладал достоверной информацией о ситуации в заливе Бэ-Вэрт [Baie Verte] и опасался атаки со стороны залива и Форта Жаспэро. В то же время английский командующий разрешил беженцам из Бэ-Вэрт возвращаться в свои дома. [82] Видимо, это решение в сочетании с решительными действиями побудили довольно большое количество акадийцев дезертировать из форта и саботировать работы на французских укреплениях. Из приблизительно 600 акадийцев, призванных на службу, в распоряжении Вергора оставалось меньше половины. Остальные разошлись по домам или прятались в лесах. Попытка французских офицеров собрать их вновь провалилась – дезертиры открыто говорили о грядущей английской победе и своем нежелании быть повешенными, как мятежники. [83] Французы остались без людских ресурсов, и никаких серьезных строительных работ проведено не было.

Действия Монктона по укреплению лагеря были, безусловно, разумными действиями грамотного офицера, но в значительной степени излишними. С весны 1755 года устье реки Святого Лаврентия [St. Lawrence River] и на подступах к Луисбургу Атлантику патрулировала эскадра адмирала Эдварда Боскауина [Edward Boscawen]. 8 июня 1755 года он перехватил крупный французский конвой, но великих успехов не достиг. Тем не менее Луисбург был блокирован, что исключало быструю переброску французский подкреплений в тыл Монктону. Монктон не знал этого и действовал сообразно ситуации.

В течение остатка дня 4 и 5 июня 1755 года Вергор попытался собрать в форт максимально возможное количество припасов. Неудачное расположение форта в свете приближающейся осадной армии стало французам еще более очевидно. Находящаяся всего в 800 метрах на вершине хребта деревня Бют-а-Шарль доминировала над фортом и давала прекрасную позицию для английской артиллерии. Вергор приказал уничтожить все возможные укрытия – сжечь деревню со всеми постройками, включая церковь. Внутри самого форта французы разобрали все крыши и высоки постройки. Теперь артиллеристам англичан было труднее поразить цели внутри настильной стрельбой и вероятность возникновения пожаров была существенно снижена. [84]

В отличие от французов, англо-американская армия не испытывала недостатка в рабочих руках. Монктон не только укрепил свой лагерь. Он позаботился о путях возможного отступления на свою территорию. Для этого, а также для сокращения протяженности коммуникаций, напротив нового лагеря начали строительство нового моста через Мисэгуш. Рядом с ним возвели причал для транспортов. [85]

Утром 6 июня 1755 года британцы первый раз попытались подвести к новому лагерю тяжелую артиллерию и припасы. На приливной волне несколько транспортных судов двинулись вверх по реке. Французы увидели их и попытались обстрелять из пушек форта. Но даже самые мощные из них не смогли добросить ядра даже до берега. Тогда из форта выдвинулся отряд [возможно, из колониальных солдат – С.А.] под командованием двух французских офицеров де Бараллона и Бушервилля [Boucherville] для атаки судов с берега и с остатков плотин. Они удачно разместились на позициях и мушкетным огнем отогнали почти все английские суда обратно в залив. Только «Йорк» Сильвануса Кобба сумел прорваться к новой пристани. Французы попытались повторить успех, когда на волне вечернего прилива англичане вновь повели суда вверх по реке, но были отогнаны отрядами британской пехоты. [86] Для прикрытия свободного прохода своих судов в будущем британцы построили рядом с пристанью небольшую батарею. С нее можно было подавлять огонь французов по проходящим по реке кораблям. [87]

В тот же вечер [88] другой отряд акадийцев и индейцев производил разведку рядом с британским лагерем и в результате решительных и бесстрашных действий Жозефа Броссара (Бозолея) [Joseph Brossard (Beausoleil)][89] захватил в плен британского офицера. [90]

Британская разведка также не сидела без дела. Небольшой отряд был отправлен в Бут-а-Роже для определения возможности размещения там осадной батареи. Пункт был весьма выгоден для французской обороны. Если бы они разместили там батарею орудий, то могли закрыть британцам вход в реку и лишить их тяжелой артиллерии, либо, по крайней мере, чрезвычайно затруднить ее выдвижение на позиции. Британцы уже пытались пробраться сюда и на остров Исль-ля-Вальер [Isle la Vallière][91] 2-ого или 3-его июня, но пикет де Ланжи не позволил им этого. Сейчас там не было даже его. Монктон, изучая французов из Форта Лоуренс, планировал разместить здесь осадную батарею, но новые данные разведки вынудили его изменить план – место было слишком удалено от французского форта. [92] Новым местом для батареи был выбран склон холма Босэжур на четверть мили серо-северо-восточнее руин деревни Бют-а-Шарль. Особенность позиции была такова, что ее невозможно было поразить настильным огнем артиллерии форта, в то время как осадная артиллерия англичан навесным огнем отлично накрывала французов.

В 5 часов утра 8 июня 1755 года туда из нового лагеря выдвинулся лейтенант-колонэл Унслоу[93] с 360 бойцами колониальных войск и, примерно, через полтора часа они были уже на подходе к Бют-а-Шарль. Их движение было обнаружено французами, которые выставили небольшой заслон. После короткой перестрелки англичане энергичным натиском рассеяли французов и продвинулись вплотную к руинам поселения. Приблизительно в это же время совсем рядом с занимавшими новые позиции англичанами оказался разведывательный отряд Бозолея. Он конвоировал энсайна английской регулярной армии Хэя [Hay], захваченного накануне индейцами, при доставке донесения из нового лагеря в Форт Лоуренс. Эту опасную ситуацию увидели французы в форте и попытались прикрыть своих огнем артиллерии. Согласно записям Фидмона, ничто не могло помешать Уинслоу увидеть маленький отряд Бозолея с пленным, равно как и попытаться спасти его из рук врагов. Шансы на успех были очень велики, но по неизвестной причине Уинслоу не попытался этого сделать. Возможно, это стало одной из причин резкого ухудшения отношений между ним и Монктоном за время компании, которые в дальнейшем были отмечены презрением и открытой враждебностью. [94]

Отряд Бозолея около 10 часов утра без помех прибыл в форт и передал пленного Вергору. Тот приказал энсайну написать письмо Монктону и своей семье в Форт Лоуренс о том, что он жив и с ним обращаются хорошо, и отправил де Бараллона доставить его в лагерь англичан. Под белым флагом тот прошел позиции англичан, на которых насчитал более 32 пушек и 22 мортиры. Стоит отметить, что Монктон обладал солидным артиллерийским парком, но все же более скромным - двенадцать 18-фунтовых пушек и несколько мортир различных калибров (по крайней мере одна была 13-ти дюймовой). К сожалению, никто из современных исследователей не смог объяснить причину столь завышенных подсчетов французского офицера. [95]

Потоптавшись 8 июня 1755 года на пепелище Бют-а-Шарль, англичане оценили, насколько уникальная позиция им досталась. Следующие 4 дня были посвящены подготовке к выдвижению туда и строительству там осадных сооружений – траншей и батарей. [96]

9 июня 1755 года пошел сильный дождь с холодным пронизывающим ветром. Погода была настолько омерзительной, что для французов весь день прошел впустую - акадийцы в очередной раз отказались работать. Англичане напротив в воде и грязи на руках (тягловых животных совершенно не хватало) разгружали с судов тяжелую артиллерию и втаскивали ее по склону. [97]

Дождь продолжал поливать и 10 июня 1755 года. Невзирая на это, Вергор отправил 150 человек под командованием де Ваннеса [de Vannes] к месту, где англичане разметили свои осадные траншеи. Предполагалось, что они придут на строительные работы и попадут во французскую засаду. Солдаты и ополченцы просидели в холоде и под дождем до темноты, но англичане так и не пришли. Они были заняты на работах в собственном лагере и дороге через Понт-а-Бюо. [98]

Успешнее был Фидмон, который сумел заставить некоторых акадийцев выйти на работы и укрепить позиции пушек на наиболее опасных направлениях. [99]

В тот же день в Форт Босэжур прибыл гонец из Форта Минагочи [Fort Menagoueche] из устья реки Сент-Джон. Миссионер Жермейн сообщал оттуда, что не пришлет индейских воинов, поскольку форт падет еще до их прибытия, а Форт Минагочи нельзя оставлять без достаточной защиты. Этот ответ шокировал офицеров форта и они направили гонца обратно с мольбой прислать подкрепление. В то же время новости от Жермейна скрыли от акадийцев, чтобы не подрывать и без того низкий боевой дух. [100]

11 июня 1755 года дождь наконец прекратился. Французы руками акадийцев продолжали улучшать укрепления северной стороны. Были несколько укреплены пушечные платформы и поднят уровень бастионов и куртин для защиты от настильного огня с вершины холма. Никаких активных действий не проводилось, поскольку, как отметил Фидмон, акадийцы использовали вылазки, чтобы сбежать из форта в лес. [101]

Британцы в этот день продолжали заниматься разгрузкой кораблей и подвозом припасов. По приказу Монктона 400 человек из батальона Уинслоу отправились на инженерную разведку и строительство дороги от нового лагеря до будущих основных осадных сооружений. Отряд выполнил свою дневную задачу, не встретившись ни с одним французским патрулем. В этот же день кэптен Адамс во время марша из Форта Лоуренс с небольшой группой колониальных разведчиков наведался в старую французскую деревню, где с удивлением обнаружил «прекрасный экипаж», предположительно принадлежавший де Бараллону. [102]

Во второй половине дня 12 июня 1755 года британцы приступили к активным действиям. 400 новоанглийских солдат под командованием лейтенант-колонэла Скотта и рота регулярных солдат под командованием кэптэна Спитала [Spital] [103] выдвинулись к Бют-а-Шарль, чтобы занять участок строительства будущих осадных сооружений. Еще около 200 колониальных бойцов приготовились выдвинуться к ним следом для непосредственного производства работ. [104]

Французы заметили маневр британцев и отправили им навстречу около 250 своих бойцов [105] под командованием офицера Ванне [Vannes][106]. Однако эти люди были плохо организованы и действовали индивидуально без общего командования и плана. Противники встретились у вершины холма, где решительные действия Скотта и профессиональная работа английских регулярных солдат не оставили французам ни единого шанса. После примерно часа перестрелки англичане заставили французов отступить, потеряв в бою 1 солдата убитым и 4 раненными. Кроме них, были ранены майор Прибл [Preeble] и военный инженер кэптэн Тонг [Tonge]. Французы потеряли 1 убитым и 1 (энсайна Болей [Bailleul]). [107] Исход этой стычки, совершенно очевидно, решило присутствие английских регулярных солдат. Большинство сражающихся с обеих сторон были необстрелянные фермеры и ремесленники, боязливо стрелявшие из-за укрытий. Опыт и решительность профессиональных военных, а также общее численное превосходство, перетянули чашу весов на сторону англичан.

Итогом схватки стало закрепление англичан на господствующей высоте и их полная готовность и способность возводить осадные батареи и рыть траншеи. Другим, гораздо менее воодушевляющим итогом, стало ранение главного инженера армии кэптэна Тонга. Фактически он не мог теперь выполнять свои обязанности. На его место был назначен английский регулярный офицер – энсайн Пич [Peach]. Он привел 200 колониальных солдат, которые и начали строительство траншей. Поскольку строительство простейших фортификационных сооружений входило в число наук, изучавшихся английскими офицерами, Пич прекрасно справлялся с поставленной задачей. Монктон имел в совеем резерве еще одного военного инженера Брюса [Brewse][108], но пока в нем не было необходимости. [109]

Фидмон еще на закате видел начало английских работ и в течение ночи несколько раз наугад выстрелил зажигательными бомбами, впрочем, без заметного эффекта. [110]

Всю ночь 12-13 июня 1755 года британцы напряженно работали на своих позициях. К утру была полностью готова основная батарея и находилась на стадии завершения первая сапа[111]. Британцы выкатили на новые позиции две 8-ми дюймовые мортиры и несколько легких пушек, и около 7-ми утра открыли огонь по французскому форту. Слишком маленький калибр примененных орудий не привел к большим разрушениям форта и, сделав порядка 50 выстрелов, британцы прекратили обстрел. Однако едва ли не первым выстрелом был убит акадиец на строительных работах, что почти парализовало попытки Фидмона укрепить форт. Лишь 25 человек продолжали помогать ему укреплять ворота, выходившие непосредственно на позиции англичан. [112]

Поздно вечером 13 июня 1755 года в форт прибыл отряд индейцев абенаков [Abenaki]. Вожди обещали Вергору организовать нападения на английских рабочих и привести пленного. Той же ночью индейцы попытались выполнить свое обещание, но напоролись на передовые английские пикеты, охранявшие рабочих в траншеях, и были отогнаны мушкетным огнем. [113]

14 июня 1755 года осада продолжалась в том же ритме. Шел дождь, британцы методично обстреливали форт. Французы наблюдали за их действиями и, по мере возможностей, усиливали укрепления. Характер осадных сооружений XVIII века, примененных англичанами, не позволял поражать их огнем пушек, а мортира у французов была лишь одна. Тем не менее, Фидмон приблизительно вычислил положение английской мортиры в траншее и умудрился успешно накрыть ее огнем своей из форта. Британское орудие было повреждено и вышло из строя. [114] Англичане почти сразу смогли компенсировать эту потерю – солдаты кэптена Хэйзина [Hazen] на телегах и волах втащили на позиции две новые более мощные мортиры. [115]

Около 10 часов вечера в Форт Босэжур прибыл гонец из Луисбурга. Губернатор сообщал, что порт блокирован английским флотом и отправить помощь нет никакой возможности. Вергор попытался скрыть эту информацию от своего гарнизона, но слухи моментально облетели всех. Уныние охватило всех защитников форта, и той же ночью 80 из них дезертировали. [116]

С утра 15 июня 1755 года ливень усилился. У французов дезертировал еще один солдат. Акадийцы набились в казематы и наотрез отказались работать на укреплениях. Среди них уже открыто шли разговоры о бессмысленности сопротивления и необходимости капитуляции. В ответ комендант запретил любые пораженческие разговоры и обещал расстреливать каждого, кто попытается покинуть форт, а затем конфисковать все имущество у его семьи. Несколько человек вернулись на работы, но в целом угроза была проигнорирована. [117]

У англичан, напротив, все шло по плану. На позициях была установлена как минимум одна 13-ти дюймовая мортира, которая с утра 15 июня начала обстреливать форт. [118] Траншеи продолжали приближаться к стенам форта. Теперь они начали спускаться по склону холма и оказались в зоне обстрела французских пушек. В форте немедленно воспользовались этим и обстреляли британских «саперов». Англичанам пришлось приостановить работы до темноты, но и тогда больших успехов достичь не смогли, поскольку небольшие отряды индейцев и акадийцев подкрадывались к копателям и обстреливали их из укрытий. [119]

Утром 16 июня 1755 года британцы продолжили рытье траншеи, но опять были обстреляны артиллерией форта. В ответ британская артиллерия всех калибров попыталась подавить французские пушки. В 9-том часу утра снаряд 13-ти дюймовой английской мортиры упал на крышу французского каземата, используемого для жилья офицеров. В это время офицеры и их английский пленный энсайн Хай приступали к завтраку. В результате взрыва шесть человек – энсайн Раймбо [Raimbault], гражданский служащий Феран [Ferand], Били [Billy] (статус неизвестен), двое акадийцев-слуг и пленный англичанин энсайн Хай - погибли, двое других офицеров ранены. [120]

Случившееся деморализовало гарнизон окончательно. Британцы наглядно продемонстрировали, что на территории форта нет ни одного укрытия, способного спасти от 90-килограммовых снарядов их тяжелой мортиры. В любой момент такой же снаряд мог упасть на соседние казематы, склады или пороховой магазин. Вергор немедленно собрал военный совет. Часть офицеров и громче всех аббат Ле-Лотре требовали продолжать сопротивление до последнего. [121] Но в среде нижних чинов настроения были совершенно другие. По некоторым данным часть акадийцев пригрозила, что, если французы не сдадутся, они захватят форт и сами передадут его англичанам. Впрочем, в результате постоянного дезертирства количество солдат и акадийцев в форте стало примерно равным и попытка мятежа имела не много шансов на успех. [122] Но даже неудачный бунт был губителен для обороны.

Военный совет констатировал, что сил для обороны мало, а их боевой дух ничтожен, часть гарнизона склонна к саботажу и мятежу, противников очень много, а надежды на помощь нет. В этой ситуации было принято решение о капитуляции. Около 9-ти часов утра над стенами форта поднялся белый флаг. [123]

Вергор составил свои условия капитуляции: [124]
1. Комендант, офицеры, гражданские служащие Короля и гарнизон Форта Босэжур покидают форт с оружием, багажом, с барабанным боем, со всеми воинскими почестями.
2. Комендант сохраняет за собой шесть самых тяжелых пушек и мортиру, а также по 50 зарядов на каждое орудие.
3. Его Британское величество обеспечивает гарнизон припасами, необходимыми для перехода к заливу Бэ-Вэрт, где он грузится на французские корабли и отправляется куда пожелает.
4. Гарнизон забирает с собой 200 кварт муки и 100 бекона.
5. Время, необходимое для перехода в Бэ-Верт и из Бэ-Верт к месту назначения определяется гарнизоном.
6. Акадийцы не будут преследоваться за то, что взялись за оружие, поскольку были вынуждены так поступить под угрозой смерти. Они не должны понести никакое наказание.
7. Акадийцы имеют право исповедовать свою религию, иметь священников, которые не должны иметь каких-либо ограничений.
8. Акадийцам разрешается перебраться на территорию короля Франции, если они захотят этого в течение одного года со дня этой капитуляции.
9. В течение этого года французами разрешается обеспечивать акадийцев средствами для переезда.
10. Все статьи капитуляции, которые могут быть неточно сформулированы, должны интерпретироваться в пользу французов и честно выполняться.

Ванне и Бойли [Bouilly] с белым флагом отправились к британцам.

Пока шли переговоры в тылу англичан произошел инцидент, показавший насколько прав был Монктон, укрепивший новый лагерь почти как новый форт. Между 2-мя и 3-мя часами дня на лагерь напал отряд из приблизительно 60 акадийцев и индейцев под командованием Жозефа Броссара [125], покинувший французские позиции еще до начала переговоров и не знавший о предстоящей капитуляции. Британцы не только успешно отбились, но и атаковали. Нападавшие были рассеяны в лесу, а британцы захватили в плен раненного вождя, который вскоре скончался. [126]

Англичане прекрасно знали, что форт обречен и Монктон совершенно не видел повода идти навстречу чрезмерным требованиям французов. Понимая свое полное превосходство и опираясь на инструкции губернатора Лоуренса, Монктон написал условия, на которых был согласен принять капитуляцию гарнизона:
1. Комендант, офицеры, гражданские служащие Короля и гарнизон Форта Босэжур покидаю форт с их оружием, багажом, с барабанным боем.
2. Гарнизон отправляется непосредственно в Луисбург за счет Короля Великобритании.
3. Гарнизон должен иметь достаточно припасов, чтобы добраться до Луисбурга.
4. Акадийцы, поскольку брали в руки оружие под угрозой смерти, прощаются.
5. Гарнизон не должен брать в руки оружие в Америке в течение шести месяцев.

Стоит отметить, что Монктон совершенно отказался гарантировать акадийцам их религиозные права, столь дорого вставшие англичанам в предыдущие 45 лет.

Около 6 часов вечера Монктон отправляет Ванне и своего офицера в форт с поручением доставить английские условия капитуляции. Он давал Вергору 1 час на размышления, после чего британское предложение утрачивало силу. [127]

Вергор тут же отправил Ванне обратно с требованием предоставить больше времени на раздумья. Монктон даже не стал читать новое письмо, а просто выгнал французского офицера. На обратном пути его провели через все позиции и продемонстрировали мощь британское артиллерии. Впечатленного Ванне по дороге накормили и даже напоили, так что в форт он вернулся весьма пьяным. [128]

В семь часов вечера британцы, не дождавшись ответа французов, вновь начали обстрел.[129] Французы вновь провели военный совет, на котором были приняты условия Монктона. Фактически в сложившейся ситуации у них был выбор сдаться на британских условиях или умереть. Уже на закате дня их представители подписали капитуляцию и открыли ворота форта. [130]

Французские офицеры попытались организовать передачу форта победителям, но гарнизон полностью вышел из повиновения. Акадийцы, а затем и колониальные солдаты кинулись грабить склады и магазины. Найденное спиртное немедленно выпивалось. Когда открылись ворота, акадийцы с награбленным бросились в рассыпную и скрылись в лесах. Вместе с ними бежал и аббат Ле-Лотре[131]. [132] Многие офицеры также участвовали в вакханалии и оказались настолько пьяны, что едва смогли выйти для подписания капитуляции. [133]

В форт вступили небольшой отряд английских регулярных войск и батальон лейтенант-колонэла Скотта, которые застали его в плачевном состоянии. Из гарнизона оставались только бойцы колониальной пехоты. Здания и постройки внутри были сильно разрушены артиллерийским огнем. По всей территории и плацу валялись мусор и остатки разграбленных припасов. [134]

Мародерства продолжались всю ночь. По свидетельству Фидмона, не подтвержденному британцами, в грабежах приняли участие и солдаты-победители. Порядок был восстановлен только к утру 17 июня 1755 года. Оставшиеся 160 солдат и офицеров французского гарнизона были отконвоированы в полевой лагерь для ожидания отправки в Луисбург. Форт заняли англичане. [135]

Монктон переименовал вновь приобретенный форт в Форт Камберленд [Fort Cumberland] в честь герцога Камберленда [William Augustus, Duke of Cumberland]. В честь переименования (скорее всего уже 17 июня 1755 года) был дан артиллерийский салют. Видимо, при подготовке салюта оказалось, что многие из 21 французского орудия находятся в весьма плачевном состоянии, а два вообще раскололись при первом же выстреле. [136]

В тот же день Монктон отправил к командиру Форта Жаспэро Бэнжамэну Руэ де Виллеруа [Benjamin Rouer de Villeray] гонца с письмом, в котором предлагал капитулировать на тех же условиях, на каких уже сдался Форт Босэжур. Де Виллеруа был дан один день на размышления. Лейтенант не долго размышлял. Имея в своем распоряжении 23 солдата и ветхий форт, он почел за благо сдаться. [137]

18 июня 1755 года Уинслоу с 250 бойцами по старой французской дороге промаршировал 12 миль и прибыл к стенам Форта Жаспэро, где его ждал де Виллеруа с подписанной капитуляцией. Уинслоу переименовал форт в Форт Монктон [Fort Monckton] и отправил в Форт Камберленд гонца с докладом о выполнении задачи. В тот же день англичане начали засыпать траншеи и разрушать осадные батареи вокруг Форта Камберленд, чтобы не давать возможному ответному удару французов столь сильные козыри. [138]

А в это время майор-генерал Эдвард Брэддок [Edward Braddock] со своей армией начал движение к французскому Форту Дюкен [Fort Duquense].

23 июня 1755 года в бухту Камберленд-Бэйсин [Cumberland Basin] из Халифакса прибыли транспортные суда, на которых в Луисбург были отправлены французские пленные. Теперь Монктон отправил кэптена Роуза в устье реки Сент-Джон с задачей захватить Форт Минагочи. Его комендант Шарль дэ Шамп де Буашбер [Charles des Champs de Boishebert] уже знал о падении Форта Босэжур и, не имея достаточных сил для обороны, сжег и покинул свой форт. Французы погрузились на лодки и ушли вверх по реке. Роуз, по всей вероятности, видел их, но не стал преследовать. [139]

2 июля шлюп «Валчэ» [Vulture] доставил Монктону отчет об успешных действиях Роуза. [140]

Французская Акадия прекратила свое существование. Потеряв 20 человек убитыми и 20 раненными [141], британцы обеспечили себе господство в регионе. Все задачи, поставленные Лоуренсом перед Монктом в письме от 29 февраля 1755 года были решены по максимуму. Нужно было закрепиться на новых рубежах и продолжить движение к реке Святого Лаврентия.

В Париже действия Вергора вызвали крайнее раздражение. Версаль [Versailles] потребовал суда на де Вергором и де Виллеруа, который был проведен два года спустя осенью 1757 года. Однако губернатор Водрей и интендант Бюжо были крайне не заинтересованы в объективном расследовании и наказании виновных. В итоге суд стал пустой формальностью и все обвиняемые были оправданы и получили новые назначения. [142]

Изучая военную фазу завоевания Акадии, стоит обратить внимание на грамотность и энергичность операции, столь контрастирующие с большинством других британских предприятий 1755-1757 годов. Армия действовала как отлаженный механизм. Ее собрали, обеспечили всем необходимым и в сохранности доставили на ТВД. Решительные и опытные командиры, имевшие четкие задачи, действовали активно и напористо. В результате чего, достигли хороших результатов, располагая, главным образом, необстрелянными ополченцами.

Французы же напротив, посвятили себя воровству и праздности, и даже такие мощные ресурсы, как поддержка населения и индейские союзники не были использованы с толком.

В завершении нельзя не описать в нескольких словах дальнейшие события. Давние проблемы английской колониальной администрации с населением Акадии требовали окончательного решения. Монктон и Лоуренс приступили к нему со свойственной им энергией и напором. К тому же их подстегивала перспектива существенного сокращения численности армии в регионе (подходили к концу контракты ополченцев) и не исключенный полностью реванш. В августе-декабре 1755 года они провели массовую депортацию франкоговорящего населения Акадии на территории южных колоний. Акадийцам припомнили все – отказы принять присягу, явную или скрытую поддержку французских войск, совместные с индейцами набеги, активность католических священников, неблагодарность за терпение и терпимость английской администрации. Потенциальная пятая колонна была удалена с ТВД.

Людей лишь с ручной поклажей сгоняли на корабли и отправляли на новые места жительства в удаленные от фронта регионы. Всего было вывезено немногим более 6000 человек, включая стариков, женщин и детей. Небольшая часть попыталась отсидеться в лесах, но англичане действовали жестко и последовательно. Все остававшееся от депортированных имущество немедленно сжигалось и спрятавшимся оставалось или сдаться, или бежать дальше в Канаду. Стоит отметить, что изгнанники в английских колониях обосновались относительно неплохо, обжилась и обзавелась новым хозяйством. Часть из них в дальнейшем расселилась по другим территориям – в Луизиану, по Карибскому бассейну, кто-то вернулся во Францию. Те же, кто бежал в Канаду нашли там равнодушие и презрение. В бедной ресурсами колонии люди влачили жалкое полунищенское существование, расплачиваясь за свой выбор и свое место в борьбе империй.

Канадцы и акадийцы не были полностью пассивны после своего поражения. Ушедшие в леса еще осенью 1755 года развернули партизанскую войну в регионе поселений на реке Сент-Джон. Де Буашбер и аббат Жермейн со своими бойцами нападали на английские конвои с переселенцами, отбивали и прятали их в лесах [143], но, по большому счету, лишь усугубляли их тяжелое положение. Активное сопротивление продолжалось и в следующем, и в 1757 году [144] и поддерживалось периодически декларируемым желанием вернуть Акадию Христианнейшему Королю [145]. Однако сил для такого предприятия Новая Франция так и не собрала.

Наверх

Акадия, 1755 год. 205 Кб. Акадия, 1755 год.
На схеме можно увидеть всю территорию, входящую в историческую область Акадия.
Изображение: Map of New Brunswick and region, showing the locations of key places and the strategic situation in 1755.
Источник: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.6.
Перешеек Чигнекто, 1750-1755 годы. 137 Кб. Перешеек Чигнекто, 1750-1755 годы.
Перешеек Чигнекто стал естественной границей между двумя империями. Именно окончательно здесь решилась судьба Акадии в 1755 году.
Изображение: Chignecto, 1750-1755.
Источник: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.21.
Регион Форта Босэжур. 949 Кб. Форт Босэжур и ближайшие окрестности, июнь 1755 года.
Прекрасная старинная карта перешейка Чигнкто. Для многих позднейших она послужила топографическим источником.
Изображение: Kitchin, T. Fort Beau Sejour and the Adjacent Country, taken Possession of by Colonel Mockton in June 1755.
Источник: Mante, Thomas. The History of the Late War in North America. - London, 1772. Цифровая репродукция гравюры любезно предоставлена Бобом Уитвортом (Брюстер, США) [Bob Whitworth, Brewster, MA, USA].
План Форта Босэжур. 88 Кб. План Форта Босэжур, 1755 год.
Старинный план форта и профиль укреплений.
Изображение: Fort Beauséjour.
Источник: http://www.northernblue.ca/mblog/index.php?/archives/176-250th-Anniversary-of-the-British-Capture-of-Fort-Beausejour.html (20.10.2006).
Форт Жаспэро. 142 Кб. План Форта Жаспэро, 1755 год.
Форт не был приспособлен противостоять правильной осаде, а был скорее укрепленным и охраняемым складом.
Изображение: Fort Gaspereau.
Источник: Gallay, Alan. Colonial Wars of North America, 1512-1763. – Garland Publishing, Inc., New York, 1996. С.262.
Форт Лоуренс, 1755. 162 Кб. Форт Лоуренс, 1755 год.
Рисунок сделан кэптеном 40-ого Пешего полка Дж.Хамилтоном предположительно в июне 1755 года.
Изображение: Hamilton J. Fort Lawrence, 1755.
Источник: http://www.blupete.com/Hist/NovaScotiaBk1/Part6/Scenes/FortLawrDraw.htm (21.01.2007).
Кампания против Форта Босэжур, 1755 год. 199 Кб. Операции английских войск в районе Форта Босэжур, июнь 1755 года.
На схеме можно увидеть все операции британских войск во время осады с 4-ого по 16-е июня 1755 года. Пунктирным овалом обозначено расположение осадного лагеря англичан.
Изображение: Map of the British operations during the campaign and siege, 1755.
Источник: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.55.
Редут в Пон-о-Бо. 105 Кб. Французские укрепления у моста в Понт-а-Бюо, июнь 1755 года.
...
Изображение: Pont à Buot.
Источник: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.60.
Атака англичанами Форта Босэжур. 44 Кб. Английская атака на Форт Босэжур, июнь 1755 года.
План составлен Питером Ландри на основе карты инженера Брьюсеса [Brewses], датированной 18 октября 1755 года. Участок плана под номером 1 можно рассмотреть покрупнее (240 Кб).
Изображение: Landry, Peter. The Taking of Fort Beauséjour. 1755.
Источник: http://www.blupete.com/Hist/NovaScotiaBk1/Part6/Scenes/FortBeauAttackPlan.htm (20.10.2006).
Роберт Монктон. 90 Кб. Роберт Монктон.
Датировка и авторство данного портрета автором не установлена. Известно, что эта гравюра является одной из многочисленных копий портрета Монктона.
Изображение: Robert Monckton.
Источник: Сеть Internet.
Чарльз Лоуренс. 23 Кб. Чарльз Лоуренс.
Датировка и авторство данного портрета автором не установлена.
Изображение: Charles Lawrence.
Источник: Сеть Internet.
Гренадер 40-ого Пешего полка, 1755 год. 85 Кб.
Рядовой гренадер 40-ого Пешего полка, 1755 год.
40-ой Пеший полк еще с 1717 года начал свою службу в Нова-Скотиа. В 1752 году он был перенумерован в 40-ой и приобрел имя нового шефа - губернатора Хопсона.
Изображение: Troiani, Don. Grenadier, 40th Foot, 1759.
Источник: Troiani, Don. Don Troiani's soldiers in America 1754-1865. - Stackpole Books, Mechanicsburg, 1998. С.11.
Капрал 45-ого Пешего полка, 1755 год. 199 Кб.
Капрал фузилеров 45-ого Пешего полка, 1755 год.
Витой шнур из полкового галуна на правом плече выдает в этом фузилере капрала. Он, скорее всего, приготовился к параду - его волосы напудрены и завиты, на ногах белые гетры, никакое походное снаряжение не обременяет солдата.
Изображение: Embleton, Gerry. Corporal, Battalion Company, 45th Foot, 1750s.
Источник: May, Robin. Wolfe's Army. Man-at-Arms series # 48. – Osprey Publishing, Oxford, 1997 (2 ed.). Илл.A1.
Гренадер 47-ого Пешего полка. 121 Кб.
Рядовой гренадер 47-ого Пешего Лэйсилса полка, 1755 год.
Гренадер на рисунке изображен в походной униформе. На нем холщевые гетры и походная сума.
Изображение: Morier, David. Grenadier 47th Peregrine Lascelles' Regiment of Foot.
Источник: Сеть Internet.
Масачусеттский ополченец, 1755 год. 107 Кб.
Рядовой ополченец Массачусетского Ширли полка, 1755 год.
Строго говоря, данная иллюстрация относится к более позднему времени. Однако автор счел возможным привести ее здесь, поскольку мода XVIII века менялась не так быстро и этот образ весьма близок к рассматриваемому периоду. Пожалуй, самое существенное отличие - шляпа. В 1755 году она была более «треугольная», передний угол был более развит в длину, чем в высоту.
Изображение: Troiani, Don. Lexington «Minute Company», Massachusetts Militia, 1775.
Источник: Troiani, Don. Don Troiani's soldiers in America 1754-1865. - Stackpole Books, Mechanicsburg, 1998. С.53.
Французский колониальный пехотинец, 1755 год. 106 Кб.
Рядовой Независимых мосрких рот, 1755 год.
Автор данной иллюстрации ограничивает ее временной период 1757-1760 годами. Стоит отметить, что в 1754-1757 годах никакой смены общего вида обмундирования в Независимых морских ротах не производилось. Следовательно, в рассматриваемый период французские колониальные солдаты выглядели приблизительно так.
Изображение: Troiani, Don. Private, Companies Franches de la Marine, 1757-1760.
Источник: Troiani, Don. Don Troiani's soldiers in America 1754-1865. - Stackpole Books, Mechanicsburg, 1998. С.8.
Акадийский ополченец. 25 Кб. Акадийский (французский) ополченец, 1755-1760 годы.
Основу «мундира» акадийских ополченцев составляло обычное гражданское платье, дополненное простыми вещами, облегчавшими быт - фляги из тыквы, одеяла, сумки и т.п.
Изображение: Derek Fitzjames. Acadian militiaman, 1755-1760.
Источник: http://www.cmhg.gc.ca/cmh/en/image_187.asp?page_id=230 (20.10.2006).
Воин микмак. 197 Кб. Воин микмак, 1755-1760 годы.
Автор иллюстрации датировал воина 1740 годом. Однако в его внешнем облике нет ничего, что не могло бы быть у воина-микмака в 1755 году.
Изображение: Back, Francis. Micmac warrior, around 1740.
Источник: http://www.cmhg.gc.ca/cmh/en/page_114.asp (21.01.2007).
Оглашение приказа о депортации акадийцев. 30 Кб. Оглашение приказа о депортации акадийцев в церкви Гран-При, Акадия, август-сентябрь 1755 года.
Приказ о депортации вызвал в среде акадийцев настоящий шок. Тем не менее, позиция, занимаемая последние 40 лет не оставляла англичанам другой возможности обеспечить себе спокойный тыл в самом начале войны.
Изображение: Reading of the Acadian Deportation Act in the Grand Pre Church.
Источник: http://www.histori.ca/peace/page.do?subclassName=Image&pageID=275&galIndex=0 (20.10.2006).
Депортация акадийцев. 162 Кб. Депортация и последующая миграция акадийцев в 1755-1775 годах.
Значительная часть акадийцев не осела в новых местах жительства. На протяжении следующих 20 лет многие из них переехали в Луизиану, Канаду, на Антилы и во Францию.
Изображение: Схема депортации акадийцев в 1755-1775 годах.
Источник: Сеть Internet.

Наверх

[1] В первой половине XVIII века остров Принс-Эдвард-Айлэнд имел французское название Иль-Сен-Жан [Isle St. Jean].
[2] Французский город Пор-Ройаль был быстро переименован англичанами в Аннаполис-Ройал [Annapolis Royal].
[3] Акимов, Ю.Г. От межколониальных конфликтов к битве империй: англо-французское соперничество в Северной Америке в XVII – начале XVIII в. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2005. С.506-507.
[4] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.53-54.
[5] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.66-67.
[6] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.66-67.
[7] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.64.
[8] Акимов, Ю.Г. От межколониальных конфликтов к битве империй: англо-французское соперничество в Северной Америке в XVII – начале XVIII в. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2005. С.506.
[9] Private Instructions to M. de Vaudreuil. Versailles, April 1, 1755. // O'Callaghan, E.B. Documents Relating to the Colonial History of the State of New York procured in Holland, England and France. – Weed, Parsons and Company, Albany (NY), 1858. Т.10, С.291.
[10] [King George's] Secret Instructions to General Braddock. // O'Callaghan, E.B. Documents Relating to the Colonial History of the State of New York procured in Holland, England and France. – Weed, Parsons and Company, Albany (NY), 1858. Т.6, С.921.
[11] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.16.
[12] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.17-19.
[13] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.19.
[13a] Chartrand, René. The Forts of New France in Northeast America 1600-1763. - Osprey Publishing, Oxford, 2008. С.20. Thorpe, F.J. Franquet, Louis. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.229.
[14] Graham, Dominik. Lawrence, Charles. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.362.
[15] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.20.
[16] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.67.
[17] По другим данным в конце апреля 1750 года. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.68.
[18] С именем Жана-Луи Ле-Лотре связана эскалация военных действий индейцев-микмаков против английских колонистов в Акадии и ужесточение властей Новой Франции по отношению к акадийцам, лояльным английским властям, или просто пассивным по отношению к французскому сопротивлению в 1749-1755 годах.
[19] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.20.
[20] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.68.
[21] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.20.
[22] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.68-69.
[23] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.27-28.
[24] В ходе французского нападения на Гран-При в 1747 году Эдвард Хау был тяжело ранен и потерял левую руку. Pincombe, C.Alexander. How, Edward. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.297-298.
[25] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.69-70.
[26] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.141-142.
[27] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.54.
[28] Graham, Dominik. Lawrence, Charles. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.362. Не все понятно с тем, какую же должность занимал Лоуренс. Практически во всех остальных, используемых здесь, источниках он именуется губернатором или лейтенант-губернатором. В частности, есть такой вариант его карьеры: с 01.11.1753 глава администрации губернатора [Administrator of the government], с 21.10.1754 лейтенант-губернатор, с 23.07.1756 губернатор. См.: Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С.196-197 (сноска 1).
[29] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.32-35.
[30] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.71.
[31] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.143.
[32] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.143.
[33] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.45-46.
[34] Jennings, Francis. Empire of fortune. – W.W.Norton & Company, Inc., New York, 1990. С. 137. Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.142.
[35] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.140.
[36] William Shirley to Sir Thomas Robison. Boston. May 8, 1754. // Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С. 62-63.
[37] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.141.
[38] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.36.
[39] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.37-38.
[40] Лейтенант-колонэл [Lieutenant-Colonel] – соответствует званию подполковник в русской армии.
[41] Монктон в 1752-1753 годах был комендантом Форта Лоуренс. Именно он и его оппонент-сосед французский комендант Форта Босэжур Жан-Баптист Мутиньи де Вассан [Jean-Baptiste Mutigny de Vassan] стали известны перепиской и обменом дезертирами и сбежавшими лошадьми. См.: Gallay, Alan. Colonial Wars of North America, 1512-1763. – Garland Publishing, Inc., New York, 1996. С.447.
[42] Майор-генерал [Major General] – весьма условно соответствует званию генерал-майор в русской армии.
[43] Gallay, Alan. Colonial Wars of North America, 1512-1763. – Garland Publishing, Inc., New York, 1996. С.803.
[44] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.39-41.
[45] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.41.
[46] Не путать этот полк с 50-ым Пешим Уильяма Ширли полком регулярной английской армии.
[47] Джордж Скотт, капитан 40-ого Пешего Хопсона полка [40 th Regiment of foot (Hopson's)] летом 1753 года сменил Монктона на посту коменданта Форта Лоуренс, и занимал этот пост до осени 1754 года, когда получил назначение на должность командира 2-ого батальона массачусетского полка Ширли для участия в кампании против Форта Босэжур. Stacey, C.P. Scott, George. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.589-590. Крис Хэнд сообщает, что Скотт был однополчанином Монктона, но это верно лишь по отношению к их службе в массачусетском полку Ширли. См.: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.40.
[48] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.144.
[49] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.144.
[50] По другим данным 19 мая 1755 года. См.: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.42. Или 22 мая 1755 года. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.144.
[51] William Shirley to Sir Thomas Robinson. Boston. June 20, 1755. // Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С.201.
[52] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.42. Ширли подтверждает наличие трех двадцатипушечных фрегатов (не именуя их) и добавляет один шлюп. См.: William Shirley to Sir Thomas Robinson. Boston. June 20, 1755. // Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С.201. Этой же версии придерживается и современный биограф кэптена Рауза, добавляя, что транспортов было 33. См.: Douglas, W.A.B. Rous, John. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.573.
[53] William Shirley to Sir Thomas Robinson. Boston. June 20, 1755. // Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С.201-202.
[54] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.46.
[55] Humphreys, John. Murray, Alexander. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.479.
[56] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.42.
[57] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.42-43.
[58] Gallay, Alan. Colonial Wars of North America, 1512-1763. – Garland Publishing, Inc., New York, 1996. С.63.
[59] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.57.
[60] William Shirley to Sir Thomas Robinson. Boston. June 20, 1755. // Lincoln, Charles Henry (ed.). Correspondence of William Shirley, Governor of Massachusetts and Military Commander in America 1731-1760. – New York, 1912. Т.2, С.201. Gallay, Alan. Colonial Wars of North America, 1512-1763. – Garland Publishing, Inc., New York, 1996. С.63.
[61] Теперь бухта Камберлэнд-Бэйсин [Cumberland Basin].
[62] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.43.
[63] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.145.
[64] Шипьюди (встречается другое написание Шиподи [Chipody]) – поселение на перешейке Чигнекто со стороны Нью-Брансуик. Теперь населенный пункт Шиподи [Shepody].
[65] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.145.
[66] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.50.
[67] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.145.
[68] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.47-48.
[69] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.48-50.
[70] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.50-51.
[71] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.50.
[72] Энсайн [Ensign] – соответствует званию прапорщик в русской армии.
[73] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.55-56.
[74] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.52.
[75] Теперь для Бут-о-Миранде действует новый топоним гора Маунт-Уотли [Mount Whatley].
[76] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.54.
[77] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.53.
[78] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.57-58.
[79] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.58.
[80] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.61-62. Паркман приводит немного иную картину сражения за Пон-о-Бо. По его мнению французский гарнизон состоял из 400 бойцов. Они прятались в прибрежных зарослях и неожиданно обстреляли англичан, нанеся некоторые потери. Далее англичане под прикрытием огня трех пушек восстановили мост и перешли на правый берег. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.145.
[81] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.62.
[82] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.65.
[83] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.67.
[84] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.65,67.
[85] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.145. Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.66.
[86] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.67.
[87] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.69.
[88] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.68.
[89] Другое написание фамилии Broussard.
[90] D'Entremont, C.J. Brossard, Joseph. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.87.
[91] Теперь остров Тонгс-Айленд [Tonge's Island].
[92] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.52,68.
[93] В разных воспоминаниях командование этого отряда приписывается и другим офицерам – военным инженерам Брюсу или Тонгу. См.: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.72.
[94] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.73.
[95] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.73-74.
[96] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.74.
[97] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.75.
[98] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.75-76.
[99] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.76.
[100] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.76.
[101] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.78.
[102] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.78.
[103] Паркман приведит полную численность отряда Скотта в 500 человек и не упоминает присутствие регулярных солдат. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.146.
[104] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.78.
[105] Паркман говорит о 180 человеках. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.146.
[106] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.146.
[107] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.79.
[108] Встречается другое написание – Bruce.
[109] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.79-80.
[110] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.80.
[111] Сапа – элемент осадных сооружений. Одна из линий зигзагообразных «параллелей» (траншей), которые строили осаждающие для приближения позиций навесной артиллерии (мортир и гаубиц) к позициям противника.
[112] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.82.
[113] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.82.
[114] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.83.
[115] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.146.
[116] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.84-85.
[117] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.85.
[118] В английских (записи Монктона, Уинслоу, Томас) и французских (Фидмон) источниках есть расхождения в датировке этого события. Фидмон пишет, что случилось это накануне, 14-ого, а поражение английской мортиры не 14-ого, а 15-ого. Однако известно, что Фидмон часть своих дневников написал задним числом и, возможно, исказил информацию в них для снятия с себя ответственности за падение Форта Босэжур. Автор отдает предпочтение английской версии.
[119] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.86.
[120] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.87.
[121] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.147.
[122] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.87-88.
[123] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.89.
[124] Французские и английские условия капитуляции даны по : Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.90-92.
[125] D'Entremont, C.J. Brossard, Joseph. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.87.
[126] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.92.
[127] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.92.
[128] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.92.
[129] Эту информацию дает только дневник Фидмона. Ни один английский источник не сообщает об этом факте. См.: Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.92.
[130] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.93.
[131] Ле-Лотре со своим архивом бежал в Бэ-Верт в миссию отца Манаша [Manach]. Оттуда перебрался в Квебек, где попал в немилость к епископу. Тогда он отправился во Францию, но его корабль был перехвачен английским флотом. Аббата заковали в железо и посадили в тюрьму. Там один из караульных узнал его и попытался прикончить штыком. С большим трудом офицерам удалось защитить священника. Оказалось, что в свое время англичанин оказался в плену у миссионера и тот с ножом в руках угрожал скальпировать его живьем. Солдат так искренне клялся отомстить, что командирам пришлось отправить его в другой гарнизон. См.: Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.147.
[132] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.93.
[133] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.147.
[134] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С.147.
[135] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.93.
[136] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.94.
[137] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.94.
[138] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.94.
[139] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.94-95.
[140] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.95.
[141] Hand, Chris M. The Siege of Fort Beauséjour. - Fredericton, New Brunswick, Canada, 2004. С.95.
[142] Parkman, Francis. Montcalm and Wolf. – Da Capo Press, New York, 2001. С .148. Desloges, Yvon. Rouer de Villeray, Benjamin. // Dictionary of Canadian Biography. – University of Toronto Press, Toronto, 1974. Т.3, С.570.
[143] M. de Vaudreuil to M. de Machault. Montreal, September 18, 1755. // O'Callaghan, E.B. Documents Relating to the Colonial History of the State of New York procured in Holland, England and France. – Weed, Parsons and Company, Albany (NY), 1858. Т.10, С.358.
[144] M. de Montcalm to Count d' Argenson. Montreal, April 24, 1757. // O'Callaghan, E.B. Documents Relating to the Colonial History of the State of New York procured in Holland, England and France. – Weed, Parsons and Company, Albany (NY), 1858. Т.10, С.547-548.
[145] M. de Montcalm to M. de Paulmy. Montreal, February 23, 1758. // O'Callaghan, E.B. Documents Relating to the Colonial History of the State of New York procured in Holland, England and France. – Weed, Parsons and Company, Albany (NY), 1858. Т.10, С.691.

Наверх

14.06.2015